Добавить в избранное
Люк Бессон

Тяжелое детство, каменные игрушки

По случаю российской премьеры французского анимационного фильма «Артур и минипуты» в Москве состоялась пресс-конференция с участием Люка Бессона, автора одноименной книги и режиссера картины. Несмотря на то, что Люк согласился беседовать только на темы, касающиеся его творения, мероприятие прошло достаточно интересно. В начале он рассказал, что фильм «Артур и минипуты» вызвали большой интерес в России, и вспомнил одну из песен Стинга, в которой прозвучали слова: «Надеюсь, что русские тоже любят своих детей». «Теперь я вижу, что это действительно так», — пошутил режиссер.

- Почему Вы решили написать именно детскую книгу?
- Странно, почему-то никто никогда не спрашивал меня о том, почему я снимаю кино для взрослых... Думаю, что дети достойны того, чтобы ими занимались. Хочется поговорить с детьми: взрослые редко слушают, что им говорят.

- Чем написание книги отличается от создания сценария?
- Сценарий – это рабочий инструмент. Когда пишешь сценарий, перед тобой стоит определенная задача, и ты не можешь себе позволить в течение двадцати страниц рассуждать о том, что думает пчела. В книге я себе позволял такие вещи, и мне это было действительно очень интересно. В итоге, я даже стал себя немного ограничивать.

- В фильме было три момента, когда дети начинали аплодировать: первый – поцелуй Артура и принцессы минипутов, второй – встреча внука и деда, а третий – когда главный герой с друзьями нашли игрушечную машину, с помощью которой они спаслись от водяного потока. Как вы считаете, с чем это связано?
- Это может быть связано с тем, что дети знают, что действительно важно в жизни: любовь, семья и... машины.

- В ваших фильмах всегда фигурируют какие-то средства передвижения...
- Это не совсем так. Из шестидесяти фильмов, которые я снял или продюсировал, от силы 10% может быть связано с машинами. Для меня есть гораздо более важные темы, к примеру, вода.

При создании «Артура и минипутов» мы достаточно серьезно отнеслись к выбору «транспорта». Потому что, действительно, нельзя ездить на чем попало. Я думал о том, что мне было бы очень интересно быть пилотом на насекомом. Это было бы здорово. Я много размышлял об этом: можно было бы ездить на комаре, мухе, или другом летающем насекомом, но наш выбор остановился на комаре – он немного похож на верблюда и так мягко садится на складывающиеся ноги...

- Сейчас любимейшим героем детей является Гарри Поттер. Вы не думали о конкуренции Артура с этим персонажем?
- К счастью, это не единственный фильм, который можно смотреть. Очень хорошо, что есть выбор. Гарри Поттер – это прекрасно и он сделал свое дело – благодаря нему дети начали читать. Теперь они хотят что-то другое, к тому же этот герой уже больше востребован более старшим поколением – подростками. Кстати, когда я начинал писать Артура, Гарри Поттера еще не было.

- Что по вашему является лучшим развлечением для ребенка?
- Когда я был маленьким, выбор развлечений был крайне невелик. Поэтому, когда мне нужно было поиграть, я шел в сад, брал в руки камень и придумывал, во что мне играть. И камень в моих руках становился чем угодно, хоть машинкой, хоть космическим кораблем. А когда мне подарили первую игрушку (кстати, это была машинка) – я очень быстро переставал понимать, что с ней делать, так как она могла быть только машинкой и больше ничем другим. Поэтому мне приходилось опять брать в руки камень.

- Понятно, что вы любите кино, которое делаете сами. Вы смотрите какое-нибудь другое кино?
- Когда я начинал снимать кино, я не очень любил кино в общем, не смотрел его и не знал. В первой статье о моем фильме журналист говорил, что мое кино похоже на четыре других фильма и перечислял их. Интересно, что ни один из этих фильмов я не видел. Тогда я пошел в видеосалон и попросил найти мне эти картины. Я спросил «Андрей Тарковский?» — так я узнал, кто такой Тарковский.

Сейчас я, конечно, смотрю кино: к примеру, «Маленькая мисс Счастье» — очень красивый фильм. Недавно посмотрел «Вавилон».

- Какой фильм вы считаете своей вершиной?
- Это очень сложный вопрос. Из того, что произошло недавно, я очень горжусь фильмом Томми ли Джонса, который я продюсировал. «Три горы» — это фильм, снятый американцем по сценарию, написанному мексиканцем, спродюсированный французом – уже само по себе очень здорово. Интересно, что человек, который заработал кучу денег для Голливуда, захотел сделать свой личный проект, и никто в Америке ему не помог. Я нашел эти деньги во Франции, мы сделали этот фильм и я считаю его очень удачным.

- Вы не раз говорили в интервью, что считаете кино лекарством от болезней общества. От каких именно болезней лечит «Артур и минипуты»?
- Да, кино, это как аспирин – в течение двух часов меньше болит голова. А «Артур и минипуты» еще и лекарство от цинизма.

- Какие герои вам нравятся больше всего?
- Я очень люблю маленького брата принцессы Селении. Кроме того, Даркос (в русском прокате Мракос) – интересный для меня персонаж: очень трудно быть сыном плохого героя, — тебя никто не воспринимает всерьез (особенно если у тебя на языке растут волосы!).

- Почему вы все делаете сами? Разве кроме вас нет хороших режиссеров, продюсеров, сценаристов?
- Когда я решил снимать свой первый фильм, я пошел ко всем продюсерам и они все мне отказали. Мне пришлось учиться все делать самому. Я бы, конечно, очень хотел, чтобы меня окружили заботой, и у меня был такой стульчик с фамилией…

- Вы участвуете в мультинациональных проектах. Как вы относитесь к сохранению национального менталитета?
- Национальные особенности и колорит – это прекрасно, — это обязательно должно быть. Но, с другой стороны, Ван Гог приехал из Голландии, нарисовал ирисы, растущие на французском поле, а сейчас эта картина висит в музее в Нью-Йорке и японцы ходят на нее смотреть. И это тоже прекрасно.

- У Артура ужасные родители. Это как-то связано с вашим детством?
- Я думаю, что со всеми детьми такое случается. Разве вас не отправляли на все лето к бабушке? Со мной такое случалось. И вообще, Артур – это просто я в детстве, до того момента, как с ним начинают происходить фантастические вещи. У меня такого не было.

- В фильме десятилетний мальчик целуется с принцессой. Как вы думаете, 10 лет – это не слишком рано для поцелуя?
- Думаю, что никогда не рано любить. Лично я отчетливо помню, как первый раз влюбился в девочку – мне тогда было 5 лет. Так что можно сказать, что Артур даже немного опаздывает.

В детстве я много смотрел классические диснеевские мультфильмы. Так вот, если там имела место быть какая-то романтическая история, там обязательно целовались. К тому же, напомню, что сейчас ребенок может пойти в соседнюю комнату, сесть за компьютер и убить 500 человек. А это гораздо хуже поцелуев.



Источник: interkino.ru
   
© 2007
создание сайтов
фирменный стиль, разработка фирменного стиля